Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:31 

Куда пропало? О_о


02:11 

вот

Он систематически опаздывал, при этом слово «систематически» пугало его той необъяснимой звучностью, свойственной словам сложным и неоднозначным, и каким-то таинственным привкусом неизбежности.
При этом Василий Юрьевич Просов вставал рано – в 6 часов он уже был на ногах, как по расписанию бежал в туалет ( хороший стул – залог здорового организма), душ. Плотно завтракал и с той же скоростью одевался – все это он успевал сделать за тридцать пять минут – согласитесь, не каждый человек успеет за это время подняться с кровати. Затем он одевал плащ, туфли и шляпу. Василий Юрьевич всегда носил шляпы. Даже летом. И когда его спрашивали почему он в шляпе, ведь на улице тепло и нет даже ветра – он неизменно пожимал плечами и говорил, что такой у него стиль. Но сам себе Василий Юрьевич в тайне признавался, что он боится выходить на улицу без шляпы.
Дело в том, что в те времена когда Василию Юрьевичу было восемь, и когда его еще называли Васей, ему на голову упал птичий помет. К сожалению, в этот день у Васи было ответственное мероприятие – он представлял свой класс на поэтическом конкурсе и читал не абы что, а стихотворение Лермонтова «Дума». И ладно бы с этим пометом: придя в школу он прямиком направился в мужской туалет, но в это время в туалете курил Семен – отъявленный хулиган и задирала. Заметив его, Вася попытался ретироваться, но Семен шанса не упустил и углядев грязно-белое пятно на макушке однокашника, начал обзываться и всячески того оскорблять, чем сильно задел его самолюбие. Пока Вася отмывал помет с головы, Семен затейливо покрывал ту же голову все новыми и новыми обзывательствами – особенно неприятно было, когда он назвал Васю «голова- куриный зад»и «кучка птичьего говна» Почему-то эти слова крепко засели в пострадавшей от птичьего гнева голове Василия и он никак не мог избавиться от них.
Сбежав наконец из злополучного туалета, он устремился в актовый зал, где его уже ждала классная руководительница, нервно прохаживавшаяся около входной двери.
Васю отчитали, поправили галстук, который Василий собственноручно (как взрослый) завязал на своей шее, и препроводили на сцену – читать громко и с выражением.
И надо же было случиться, что вместо слов «глядя насмешливо назад» он произнес ту самую сакраментальную фразу хулигана и двоечника Семена « голова - куриный зад»
О, какой это был позор – весь зал смеялся над Васей, а он стоял красный как рак, и не мог больше вымолвить не слова. Что уж говорить, что опозоренный Вася выбежал из актового зала в слезах и глубокой душевной травмой.
Больше Вася никогда не выступал на сцене и тем более не читал вслух стихов. Он решил купить шляпу.
Но конечно Вася еще был слишком мал, и потому ему удалось выпросить только кепку, в которой он так и проходил до окончания школы.
Позже, постепенно становясь Василием Юрьевичем, он приобрел себе первую шляпу – это была его гордость. Сейчас в доме Василия Юрьевича было двадцать три различных шляпы. Он покупал их каждые два года. Почему каждые два? Василий Юрьевич и сам не мог объяснить, но таков был порядок, дававший тому некую стабильность и обманчивое ощущение свободы от давнего комплекса.
Так вот, надев шляпу и прихватив зонтик, последнее время Василий Юрьевич пристрастился к зонтам, он выбежал из дома без двадцати минут семь. Дабы успеть на автобус. Притиснувшись в дверь и пару раз отпихнув локтями ближних и не очень, Василий Юрьевич взглянул на часы – по всем показателям и стрелкам, он приезжал на час раньше.
Но от чего-то Василий Юрьевич все равно опаздывал. Он даже пробовал сверять свои часы с часами на работе, вставал в пять, а иногда и в четыре, выходил за два часа, но все равно опаздывал. С чем это связано Василий Юрьевич, как ни старался, объяснить не мог.
Вот и в этот раз он опоздал на работу на десять минут, хотя до нее нужно было ехать всего сорок пять минут.
Раньше Василию Юрьевичу ничего не говорили о его опозданиях, но именно в этот ,вроде бы ничем не отличающийся от предыдущих дней, начальство решило провести показательный рейд по отделам своей компании, дабы организовать производительность и произвести организацию. Василий Юрьевич катастрофически не успевал попасть на свое рабочее место до того, как начальство прибудет в порт его рабочего кабинета. Вспотевший, он пронесся по коридору, запихнул плащ и зонт в щель между чьим-то столом и стеной, и, не останавливаясь, схватил с того же стола кипу документов, и помчался к своему рабочему месту. Он встретил начальство возле самого кабинета.
- О, Василий Юрьевич, опаздываем? – хмуро спросило начальство в лице весьма упитанного и известного своим изменчивым настроением Олега Викторовича.
- Не, что вы – соврал в лицо начальству мужественный Василий Юрьевич, потрясая кипой бумаг в руках, - Ходил за бумагами, мы с отделом продаж ведем одного клиента, они мне еще вчера обещали принести документы в кабинет, но, видимо запамятовали.
Василий Юрьевич запнулся, он заметил, что что-то не так. Возможно причиной тому было суровое лицо начальства, а возможно, что на верхней листе, что Василий Юрьевич держал в руках, была распечатана картинка с голубем в большом масштабе.
- Зачем же вы обманываете, Василий Юрьевич? – Спросил Олег Викторович еще более хмуро.- Вы бы хоть шляпу сняли, прежде чем в кабинет заходить.
Затем хмурый взгляд Олега Викторовича опустился на бумаги в руках Василия Юрьевича, которые тот крепко прижимал к груди. Брови начальства неодобрительно метнулись к переносице.
У Василия Юрьевича, что-то екнуло в груди и направилось к пяткам, внезапно подчинившись закону земного притяжения. Он боязливо посмотрел на нижний лист, который так хорошо был виден начальству. Василию Юрьевичу удалось рассмотреть на нем свою дальнейшую судьбу, что, признаться было не столь сложно увидеть. На листе большими буквами было написано: «ИДИТЕ ЛЕСОМ – ТАМ СВЕЖО, И ВАМ И МНЕ – ВСЕМ ХОРОШО»
Почему именно на этом листе было написано это произведение неизвестного стихоплета и почему именно это двустишие, на это, возможно, способен ответить тот субъект, что в простонародье зовется Рок.
В этот же вечер Василий Юрьевич возвращался домой, с работы, где его впервые назвали Василием Юрьевичем и от куда его уволили всего за двадцать минут. Под проливным дождем он шел медленно, временами покачиваясь, из-за чего прохожие считали его пьяным и тихо ругались, порой тяжко вздыхал. Он совсем позабыл про зонтик, оставив его за столом какого-то более удачливого работника. В одной руке он нервно сжимал лист с картинкой голубя, а в другой теребил шляпу, что так и забыл надеть.
Когда Василий Юрьевич, влекомый неизвестным зовом хозяйки судьбы проходил под фонарным столбом, что освещал дождливую улицу, что-то мокрое, по ощущениям тяжелее капли дождя упало на темечко несчастного Василия Юрьевича. Тот нервно хихикнул и, проведя мятой шляпой по волосам, что редким слоем покрывали многострадальную голову Василия Юрьевича, взглянул на шляпу.
В это время внимательный прохожий, вглядись он в лицо Василия Юрьевича, увидел бы странное выражение, возможно, он бы даже перешел на другую сторону улицы, но никто из редких прохожих не обращал внимание на такую деталь, как лицо странного человека, что замедляя шаг брел под дождем.
Вдруг Василий Юрьевич подпрыгнул на месте, неопределенно причмокнул и, прыжками понесся в сторону котельной. Он точно знал, что рядом с ней стоит голубятня, где заботливый хозяин, разводил голубей редких и не очень пород.
На лице Василия Юрьевича Сияла улыбка по виду сопоставимая с улыбкой чеширского кота, и отличающаяся от оной лишь размерами. В глазах при хорошем освещении с легкостью можно было бы обнаружить безумие, но, как известно, во время дождя освещение не ахти.
В вечерних вестях передавали новости о трех авариях, двух ограблениях, визите президента на Украину, газовом вопросе. А еще упомянули о странном субъекте, что ворвался в городскую голубятню, передушил всех голубей и в добавок использовал помещение не по назначению, а точнее: в качестве туалета, да еще покрыв все стены голубятни ровным слоем птичьего помета. Еще неделю в новостях гремели сообщения о некоем сумасшедшем вандале, что тем же образом разорил восемь голубятен по всей Москве.
А потом Василия Юрьевича поймали. Его признали психически не здоровым. Он громко курлыкал, изображая голубя и пытался нести яйца, периодически изображал ухаживания, встречая особей женского пола. А еще он требовал насест и ходил в туалет исключительно со спинки кровати.

18:24 

Хочется спать, дать в лоб старому другу- ибо задолбал своими выкрутасами! Кто тут девушка?! Я или он!?
Жаль, что не увижу однокурсников, давно не собирались вместе.Эх промоют мне косточки без моего участия...
И на бойдарках я не поехала, в принципе, я ни разу , сколько бы меня не приглашали, не ездила - может и правильно
И Некто Арс... обиделся - тяжело с людьми, у которых нет друзей и при этом своеобразный характер - ведь ты их единственный друг - вот и вешайся теперь.
А еще работа - я все нафиг .... ладно - там всегда Ж
На такие расстаяния на машине? Вот не знаю - навыки-то на уровне - 0.5%
Нужно срочно найти хобби - ведь на что-то я гожусо? (хочется верить)

21:05 

Билетик через интернетик!!)))
Едем в Казань - одна, как перст!
Пугающе заманчиво заманчиво пугает.
Обратно, видимо, поеду рядом с туалетом - ну хоть не одна...


Оказывается резину нужно было поменять месяц назад - кто бы мне сказал! А процесс такой расслабляющий: люди работают, а ты кофе пьешь....
А еще сегодня я сломила волю клиента ХА! Только бесит, что по этой пичине придется завтра в 7 вставать(((

23:36 

Поездка в метро.

Тема вроде обыденная и до одури заезженная.
Каждый может написать что-то о метро. Точнее не о самом метро, а том, что происходит в этом глобальном сооружении. Паутина линий, рельс, электрических разрядов пронизывают землю под Москвой. Люди в немалых количествах спускаются в подземку – у каждого своя цель. Утро. Мысли – люди едут молча или сонно разговаривают со знакомыми, родственниками. И каждый о чем-то думает или видит сны, что в чем-то тоже похожи на мысли. И мысли пронизывают землю под Москвой. Вечер. Разговоры, мысли – приобретают иной характер, наполняются эмоциями все больше и больше. Чаще чувствуешь раздражение, слышишь смех, кто-то расстроен, кто-то счастлив, кто-то хмур. Больше эмоций, много людей. Земля наполняется, впитывает. Может что-то чувствует? Может, мечтает о спокойствии, сне, своих мыслях, тех, что у нее давно уже нет?
Ночь. Казалось бы, тут земля может вздохнуть и выдохнуть, наслаждаться ощущение собственного дыхания, тишины…. Пожалуй, так, но метро переполняет землю, отголоски мыслей носятся по туннелям, встречаясь с электрическими зарядами, со звоном ударяясь о рельсы. Ночью вагоны перегоняют в темноте, в тишине пустого метрополитена – это куда громче, куда больнее. Из дежурки слышатся голоса, ночной звонок, телевизор, скрипы, шуршание, писк мышей и крыс.
Ждет ли она покоя? Надеется ли услышать тишину, окунуться в нее, вспомнить прошлое, про которое уже и не помнит, наверное? Только иногда по ночам, урывками вспоминает прошлое, время, когда люди не вгрызлись еще так глубоко, так больно.
Надеется на что-то?
Нет, конечно. Земля под Москвой – это ведь не живое существо! Как оно может чувствовать!? Глупость. Пфф! Нет, она просто земля, с чего ей чувствовать, мыслить?

Мы также будем бороздить просторы подземки, тесно прижимаясь к незнакомым людям, испытывая дискомфорт и раздражение. Или же наоборот: обнимая близкого тебе человека, наслаждаясь его теплом, смеясь, вдохновенно о чем-то рассказывая, переглядываясь с незнакомыми людьми.
Мы наполняем этим метро, как муравьи муравейник. Каждый приносит с собой ветку, крупицу, песчинку чего-то нужного или не очень. Но строим ли мы что-то?
Вот интересно…. Может, мы что-то создаем, сами того не зная?

Нет. Опять глупость! Как можно создать что-то одними мыслями и эмоциями? Ерунда.
Может быть, я не знаю…. Может, есть люди, которые просто любят спускаться в метро и наблюдать. Слушать, смотреть, делать выводы.

И потому мы просто используем подземный вид транспорта, что бы попасть из точки А в точку Б. Потому что нужно. Нужно туда попасть – вот в чем суть.

И вот он кайф. Строить и опровергать. Самого себя, находя неопровержимые доказательства несостоятельности своей собственной теории. И лучшее место для этого- метро…

21:25 

Trap

-Давай вызовем демона?
-Что?- я удивленно уставилась на Влада.- Ты чего, перегрелся?
Влад, мой лучший друг еще со школьной скамьи, всегда увлекался мистицизмом и магией. Хотя трудно сказать, что эта двадцати двух летняя орясина, по образованию юрист, отличающийся трезвым умом, логичностью мышления, имеет подобное хобби. Образ этого человека никак не вязался с загробными байками и магическими обрядами. Высокий, стройный, умный, кареглазый- Влад был эталоном здоровья и юношеской красоты. Хотя, возможно, именно эта любовь ко всему паронормальному и отпугивала от него девушек. Кто знает?
Сам Влад утверждал, что ему пока рано обременять себя серьезными отношениями «ему вполне хватало синиц», как говориться. Я в его личную жизнь не лезла, он не лез в мою, и потому у нас сложились отличные партнерские отношения, где «каждому по потребностям, от каждого по возможностям».
-Да вот, тут книжку нашел, - Он улыбнулся и протянул совершенно новую, в глянцевой твердой обложке книгу.
Я взяла протянутое бум. изделие, название которой гласило: «Двести четыре способа вызывания духов и демонов».
-Ты где ее взял?
-Да тут около дома в книжном купил,- Влад гордо ткнул куда-то в сторону стены.
- А почему двести четыре?
Влад пожал плечами.
-Наверное, автор больше не знает.
Я хмыкнула и протянула книгу обратно.
-Тебе заняться нечем?
-Нечем,- Грустно вздохнул Влад и указал в сторону совершенно чистого рабочего стола.
Влад только закончил свое первое ( и кстати, очень удачно) дело. На волне энтузиазма он забурился домой и доделал все долги. От того заняться бедному юристу было совершенно нечем.



- Я же тебе говорила! Ты меня никогда не слушаешь! – я пихнула плечом и пнула пяткой тесно при жавшегося ко мне Влада. Тот ограничился злобным шипением.
-Говорила?! Да если бы не твоя невнимательность, мы бы не оказались в таком положении! - Ответный тачек в спину вбил из груди остатки воздуха.
Я закашлялась.
-Да если бы не ты со своей дурной книгой мы бы до сих пор были в положении: за столом с чашкой чая! Нашелся, блин, хиромант хренов!
- Какой, к черту, хиромант, ты хоть знаешь значение этого слова?
-Нет! И знать не хочу! – Я попыталась развернуться к собеседнику лицом, чем вызвала у последнего нехватку воздуха, вжав его в невидимую стену.
- Я лишь знаю, что хочу тебя прикончить!
Я со злобой посмотрела на книгу, что мирно лежала рядом с пентаграммой, внутри которой мы с Владом так старательно и аккуратно вычертили круг. После чего прочитали заклинание вызова демона.
Ничего не произошло, ну то есть не совсем так, чтоб ничего: я сломала глаза в попытке разглядеть, что там в кругу происходит. Но демона так и не появилось.
Возникла необходимость проверить точность составления пентаграммы.
Зачем мы оба полезли в круг, никто из нас объяснить не мог. Хотя логичней было бы проверить, правильно ли мы прочитали заклинание.
Но суть в том, что выйти из круга мы не могли.
-Какого лешего ты в круг влезла? Я же сказал, в книге поищи, может что пропустили.
- Да, мы пропустили, что таким олухам, как ты, подобные книги в руки давать нельзя!
- Да ты…! – У моего оппонента видимо закончились контраргументы, поэтому он воспользовался физическим преимуществом: новый толчок в спину прибил меня к стене.
Я в долгу не осталась, и потому через две минуты упорной борьбы оказалась вдавленной в невидимую преграду.
- Конечно,- прохрипела я, делая слабые попытки спихнуть противника,- слабых все обидеть норовят!
-Кхм…
Я не реагировала и продолжала сопротивление.
-Кхм.
Влад не сдавался, наваливаясь на меня всем телом.
-Кхм!
-Да хватит мне на ухо кашлять!!! Бациллы тут свои распространяешь! – я возмущенно ткнула противника локтем.
- Совсем офигела!? Сама кашляет, а на других сваливает!
-Это я-то? Я мужской кашель от женского отличить могу вообще-то!
Давление сзади ослабло, потом вовсе прекратилось.
- Лиина, ты ко мне спиной стоишь?
- Д..да, а что?
- Я тоже к тебе спиной.
- Да я твою задницу вполне ощутила на своей пояснице! Причем здесь это?
- Просто я не кашлял…
- Влад, хватит прикалываться, у меня уже клаустрофобия начинается, и вообще…
- Лина, это правда не я кашлял! – прервал меня Влад.
- Да? А кто тогда?
- Не знаю.
- Ты голову повернуть можешь?
- Не пробовал.
- Так попробуй!
Влад задергался за моей спиной в попытке развернуться, в результате меня опять вдавило в стену.
- Не дергайся так, я жить хочу, – пропищала я.
-Изви…- Влад замолк на некоторое время, потом опять дернулся, чем окончательно размазал меня по стене.- Здр…расте.
- Чего? – сипло переспросила я. – Ты там с кем разговариваешь?
- Добрый день, - я услышала незнакомый мужской голос. Он был слегка хриплый и явно принадлежал взрослому мужчине.- Как интересно… первый раз меня вызывают таким оригинальным способом. И как мы теперь поступим?
У меня мурашки аж от самой макушки побежали.
-Влааааааааад! Хватит издеваться? Ты ведь это специально? Да? Влад!!!
-Нет – за спиной раздался сдавленны шепот. – Это не я. Это он.
- Отлично объяснил! Кто он? – я всеми силами пыталась унять приступ паники.
- Черт!
- Ты чего ругаешься?
- Я не ругаюсь, тут с права от тебя черт стоит!
- Вообще-то я не черт, попрошу заметить. Я демон второго круга. – Голос звучал уверенно и самодовольно.
Я не смогла отказать себе в возможности разглядеть представителя второго круга поближе.
После нескольких попыток развернуться, мне это все-таки удалось.
Правда все, что мне удалась увидеть – это голова высокого мужчины с по-женски тонким лицом. Мужественности ему добавляла только бородка и глубокие темные глаза. Так же у неизвестного субъекта имелись длинные заостренные уши и длинные темные волосы то ли зализанные гелем, то ли собранные в хвост.
- Эээ…. Добрый день! – я нервно сглотнула. – А вы, каким ветром к нам?
Субъект ухмыльнулся, в результате чего у него обнаружилось наличие белых ровных зубов с явно выраженными клыками.
- Боюсь, Деточка. Не ветром меня сюда занесло, а кое чем поинтересней. Вы, случайно не в курсе, что это могло быть?
- Ну…- сказала я. – Возможно, вас тут нет. Или вы сюда случайно попали. А еще, в полнее может быть, вас кто-то пригласил, а вы перепутали адрес….
- Да. – Незнакомец серьезно кивнул. – Наверное, все так и было.
- Как было? – влез Влад, видимо совсем потеряв нить разговора.
Ушастый второкругник прикрыл газа и откинул голову.
- А вы в курсе, что я могу пожрать ваши души прямо сейчас.
Я невольно вздрогнула, всматриваясь в спокойное лицо незнакомца.
Мысли неслись галопом.
- Нет.
Демон удивленно открыл глаза.
- В каком смысле нет, простите?
- Так не пойдет, у нас был другой план.
- Да? Как интригующе… И что же это был, позвольте узнать, за план?
Я нервно соображала, пытаясь оттянуть время.
Но Влад видимо тоже не спал.
-По плану, мы должны были обмануть демона и остаться в живых.
- Да! Именно такой план и был!

……………………..

17:53 


16:09 

Скрэчепомнетзия Мексипемеха Оры (Ора - имя первооткрывателя вида)


ооооооооооОЙЙЙ!

18:37 

Когда я проснулся, на улице еще было темно. В темноте я добрел до туалета. В ванной щелкнул выключателем. Свет загорелся и потух. Несколько новых попыток – нулевой результат – лампочка перегорела. Достал свечи, поставил в ванной. Помылся при свечах – весьма романтично.
А вот и кухня, щелк-свет режет глаза. Жмурюсь. А вот и холодильник – вчерашний недоеденный йогурт. Чай, бутерброд. За окном сырость и скудный свет фонарей. Пасмурно. Осень.
Надеваю пальто, туфли. В одну руку зонт, в другую портфель. В холод, в сырость, пешком. Моросит холодный дождь, ветер заставляет ежиться.
Остановка. Много людей, ждем автобуса. Смотрю на окружающих. Серые безэмоциональные лица с тусклыми глазами. Автобус. Все зашевелились, в глазах мелькает мысль, вероятно одна «Автобус - сесть».
Зашел, втиснулся. Раздражение, тепло, сон, насморк. Тридцать минут в пробках, в тесноте.
Приехали. Опять в сырость. Метро. Толпа, раздражение, спешка, тепло. Где-то в середине пути встали, погас свет. Испуг, раздражение, спешка, жарко.
Снова в пути. Нужная станция – главное выйти. С толпой, с раздражением, с людьми, с теплом...прощаемся, не увидимся, не узнаем.
Долго иду вдоль жилых домов, кое-где еще горит теплый свет. Меркнут окна, тухнет свет.
Работа. Коллеги. Друзья. Начальство. Работа. Отчеты. Проекты.
Выключаю компьютер. Свет в кабинете исчезает со щелчком выключателя.
Лифт. Парадная. Лестница.
Дорога вдоль жилых домов, где окна медленно загораются разными оттенками желтого.
Тот же путь и, вроде, те же лица, назад, домой. Толпа, холод, дождь. Серые лица, серые зонты, серый дождь.
Подъезд, мягкий свет, уже теплей. Почти. Скоро.
Квартира. В ней пусто, только кот бежит на встречу. Где ты был с утра?
Все снять. Накормил вопящего голодного кота. Макароны, котлеты. С кетчупом даже вкусно.
Четыре стены и я посередине. Точка в квадрате.
А сердце колотиться, не дает расслабиться. Как тоскливо, как больно. Не люблю вечер. Раздумья, душевные муки.
Метания по комнате, бегом в ванную. Горячая ванна – пена по самый нос. Четыре свечи, в темноте горят ровно и мягко. Тепло, ласково. Сердце замолчи, наслаждайся.
Четыре стены, четыре свечи, тусклый свет, ванна и я посередине – расплывчатое пятно. Но меня уже больше в этих четырех стенах. Я уже целое пятно.

@музыка: Наутилус " Падал теплый снег"

18:19 

Dm Dm/F Dm/E Dm Dm/F Dm/E

Dm Dm/F Dm/E Dm
Я подарил тебе рубашку из синего шелка,
Dm/F Dm/E
А ты ни разу ее не надел
Dm Dm/F Dm/E Dm
Джо, скажи, где ты был так долго,
Dm/F A7 Edim
Неужели я тебе надоел?
Опять машина была неисправна,
Не мог позвонить, задержали дела.
Джо, скажи хоть в этот раз правду,
Какой бы горькой она не была.
E
У тебя появился другой,
Ddim Edim solo: A A H H C C C# C#
Или, подумать страшно, ты был с другой?

Dm Dm/F Dm/E Dm Dm/F Dm/E
Джо, я не могу разлюбить тебя, не бросай меня!
Dm Dm/F Dm/E Dm Dm/F Dm/E
Джо, я не могу разлюбить тебя!

Не могу забыть с той самой минуты,
Когда ты впервые молча коснулся моей руки.
Твой запах и вкус я ни с чьим бы не спутал
Уже с первой встречи вечером у реки.
Кто поймет тебя лучше, чем я как мужчину,
Твое одиночество, твое уязвленное "я"
Джо, ответь, прошу тебя не молчи, ну
Кто может любить тебя еще так как я?
Ну как же ты не поймешь одну вещь,
Со мной нельзя так, я - живой, я - не вещь!

Джо, я не могу разлюбить тебя, не бросай меня!
Джо, я не могу разлюбить тебя!

Ты знаешь, Джо, что я был уволен с работы,
Когда там узнали о нашей связи с тобой.
Я был готов ко всему, но только не к тому, что ты
Предать способен нашу любовь.
Джо, ты - подлец! Не подходи ко мне, иди на...
За что ты мучишь, унижаешь меня?
В конце концов я тоже в чем-то мужчина,
Я не могу, чтобы ты мне изменял.
Поклянись, что все покончено с той,

Джо, вернись! Джо, куда же ты? Стой!
Джо, я не могу разлюбить тебя, не бросай меня!
Джо, я не могу разлюбить тебя!
(КОНЕЦ ФИЛЬМА)

23:56 

- Что ты пишешь?
- Ммм… Пытаюсь описать свой идеал…
- Он у тебя есть?
- Наверное…У каждого вроде есть идеал.
- Нет…Знаешь, у меня нет.
- Как так?
- Я думаю идеал – это тот, кто тебе идеально подходит, но такого не бывает.
- Почему не бывает?
-
Молчание.

- Наверное потому, что если человек и является второй половинкой, то за время своего роста и развития, он периодически пытается присоединиться к другим половинкам, Ведь человек не может долго быть один. И эти процессы приводят к деформации. Нарушается идеальная структура твоей половинки… вот… вроде так…
- Ну у тебя и загоны!
- Да нет же, это износ называется.

Раскуривая сигарету, смотрит в небо.

- А если так… то значит вероятность найти свою идеальную половину с каждым годом падает, так?
- Выходит так.

Вздыхает:
- Но знаешь, я даже не потому не верю в половины и иделы…
Просто мне это кажется глупым…
- Почему?
- Да потому, что тогда жизнь сводиться к этому глупому поиску возможно давно испорченной части себя. Я считаю: лучше создать такой прибор, который нарастит недостающую часть – это намного проще.

Закашлялся:

- Это как так?
- Ну кожу ведь наращивают?
- Тоже мне сравнение!
- Да я и не настаиваю… Думаю, верить в идеальное людям просто очень нравится.
Вот и придумывают себе половины, четверти…
- Твой взгляд на этот вопрос убивает во мне желание писать. Да и любовь сразу кажется какой-то надуманной.
- Ну про любовь ничего сказать не могу…Не довелось… Возможно и это миф, хотя в это я еще могу поверить – видел по-настоящему любящих людей.

Смеется:

- Ну хоть любовь оставил в покое – и то спасибо!

23:38 

Глава II

Государство Курукса имело довольно обширны территории, защищенные с одной стороны высокой горной цепью и непроходимыми лесами с другой, да еще имело выход к морю. Поэтому не удивительно, что оно постоянно находилось в зоне особого интереса ближайших государств.
После смерти Короля, у них была прекрасная возможность захватить столь лакомый кусок. Проблемой была сама война. Не смотря на большие потери населения, существовала опасность затяжной войны – а про Туман было известно всем. Никто не хотел терять армию. Вдобавок, после магической катастрофы территория Сов стала недосягаемой. По каким-то причинам, охранные гарнизоны, установленные ныне мертвыми магами работали бесперебойно. Никто не мог пересечь границу государство: ни внутрь, ни наружу.
Пять больших городов составляли оплот государства – пять центров торговли и ремесел. Они составляли так называемую корону, центральный шестой город Навах – бриллиант Королевства Курукс-был столицей.
По закону государства наследники трона не могли жить в одном городе – это диктовалось безопасностью. Резиденции принцев и принцесс – наследников короля -были разбросаны по городам страны.
Поэтому страна оказалась изолированной, не приходилось ждать и помощи. Жизнь государства замерла в первые годы. Люди были в отчаянии, страхе. Отсутствие на троне Короля усугубляло ситуацию.

23:59 

Туман

И снова наступала пора Тумана. Этот белый морок всегда приходил в одно и тоже время.
Люди готовились. Заколачивались ставни, щели и проемы основательно забивались полынью – единственной травой, которая хоть как-то останавливала Туман. Любой житель Барты знал, что пора Тумана – конец общественной жизни.
Выйти в эти дни на улицу – было самой последней в жизни ошибкой. Туман был беспощаден: он уничтожал любого, кто попадал под его белый полог.
Тяжелей всего приходилось деревням и дальним селениям, много поселений было разрушено – люди просто исчезали. После их тела находили истерзанными и обезображенными далеко от того места, где их видели последний раз.
Но тем не менее деревни были самым удобными местом, чтобы переждать эту пору. Тридцать два города уничтожил Туман. Совсем – начисто. Города стояли пустые, без единой живой души. Даже крыс не осталось – вот, что странно. Туман не трогал животных, птиц, рыб, насекомых. Только совы пропали. Этот факт по-моему больше всего будоражил оставшееся население. Совы испокон веков считались символом нашей станы – священные животные - для них строились храмы и сады, их почитали, им приносили жертвы. Маленькие жертвы ввиде мышей, цыплят. А потом совы исчезли – все разом. И это пугало сильней, чем сам факт существования Тумана.
Мне повезло, я жила в городе – в одном из трех, оставшихся после войны магов.
Пятьдесят лет назад случилась война, длившаяся два с половиной года. Угробив боеспособное население, маги решили прибегнуть к последнему варианту. Каждый обратился к первоисточнику: Свет, Тьма Хаос. Все, конечно же, винили во всем Адептов Хаоса, самых ненормальных и непоследовательных магов из всей тройки, но была еще одна версия: виной и послужили первоисточники – нельзя же сразу высвобождать столько энергии. К сожалению, никто из школ не сообразил, что они не единственные, кто мог додуматься до подобного. И, к сожалению, эта мысль пришла ко всем в одно и то же время. Вот и произошел взрыв. По словам очевидцев – это была огромная, яркая вспышка, ослепившая стоявших слишком близко и уничтожившая находящихся непосредственно. Куда делись сами - маги никто не знает.
Через месяц пришел Туман. И уничтожил почти все население. Кое-кто выжил.
Единственными, кто не пострадал, оставались четыре города. Пока в одном из них не открыли внешние ворота. Этот город был вотчиной императора. Там на троне восседал старший сын Валорда X - Анатон Великий. Прекрасный правитель, сплотивший разрозненное государство, и остановивший угрозу вторжения виров – соседнего государства Вири, давно зарившегося на территорию Сов. Так виры называли нашу страну, гербом которой была сова, несущая в когтях магический жезл. И наше государство осталось без правителя.
Три города выстояли, защищенные магией первоисточников и серьезной системой магической безопасности. Не смотря на всю ненависть к магическому наследию – этот факт оказался весьма полезным. Три торговых города : Мит – порт на побережье Синего моря, Анор – горный перевал, служивший опорной точкой для снабжения и переправы караванов и Верес – Город трех рек – так его назвали путешественники.

23:01 

В парадной было темно, а после солнечной и снежной улицы глаза не адаптировались, поэтому пришлось зажмуриться и прислониться к стенке. Несколько секунд, и расплывающиеся пятна исчезли, уже можно разглядеть обстановку, хотя все равно слишком темно. Выключатель располагался дальше. Щелчок - и вокруг светло.
Должно было …. но почему-то не стало. Эта деталь заняла мои мысли в течении всего того времени, что я ругаясь и пыхтя пыталась отыскать свои тапки. Нашла только один. Эта деталь с ревом вытолкнула первую, оставив ее на задворках моего знания. О. как я ненавижу эту ситуацию, меня вообще выводит из себя моменты, когда я не могу что-то найти. Это наверно с детства осталось – психическое расстройство, подвязанное на родительских замечаниях по поводу не убранных на место вещей.
Вот так и становятся шизофрениками. Эта деталь заставила с силой запустить первый тапок об стенку – стало легче. Я глубоко вздохнула, бросила куртку и все остальное на скамью в прихожей и побрела в зал. В зале было темно, но ситуацию хоть немного разбавляло наличие большого окна. Опять вздохнула, ну и что теперь делать?...
Я перебрала все возможные варианты времяпрепровождения и пришла к выводу, что лучший – это пойти в гости к Веронике. Хотя…может у нее тоже света нет?
С этой деталью хотя бы можно было разобраться. Я сняла трубку и набрала Веркин номер. После пятого гудка мне ответили, правда как-то сонно и неуверенно
- Ты чего, спишь что ль?
- Не. –прохрипели мен в ответ- Уже проснулась.
сопение
-Опять заснула?
-Ага…Но теперь точно проснулась. Чего звонишь?
-Ты вроде говорила, что у тебя веселуха намечается? – как бы ненароком спросила я.
- Ом… Так света ж нет, пришлось отложить.
Я устроилась поудобней на диване и подобрала ноги.
- У тебя тоже нет?
- Да во всем городе отключили – проворчали в трубку.- Что-то там с линией, точно не знаю. Сеня вряд ли соберемся. Хотя можно, типа пати со свечами устроить.
Я представила эту картину, но сказать по поводу не успела:
- Знаю-знаю, слишком пожароопасно, первым моим гостем будет дядя Степа.
Я засмеялась, полностью соглашаясь с прогнозом. Дядя Степа, или Степан Романович, - так звали местные начальника пожарной станции. Хотя ростом он 165см и выдающейся строгостью и исполнительностью не отличается. Зато все в городке его любят и уважают за доброту и честность. Таков НАШ дядя Степа…
-А что ты в таком случае делать намерена?- спросила я, параллельно стягивая теплые штаны, так как сидеть в них становилось жарковато.
- Наверное, устрою Лелику романтический вечер при свечах с бутербродами и вином.
- Чет у тебя фантазия дальше свечей не заходит. Давай лучше костер в лесу устроим, а? С сосисками и теплым чаем в термосах?
- У меня может фантазия не богатая, зато тебе с лихвой хватает по-моему!,- из трубки послышался смех, затем ворчливое:- Пироманка хренова! Придумала тоже: в такой мороз по ночам в лесу шастать!
- Так я ж с термосами потому и говорю ,- попытка оправдаться вышла слабой и нежизнеспособной. Меня засмеяли и попросили направить свою бурную фантазию в другое русло.
В результате мне пожелали приятного и тихого вечера и отправились готовиться к ужину при свечах.
Последовал еще один вздох – он был таким горестным, что мне тут же стало ужасно жаль саму себя. Побаюкав себя немного на волнах самоутешения, пришлось признать, что это дело не решает, и нужно чем-то срочно заняться, пока совсем тоскливо не стало. Поэтому, я пошла переодеваться, по пути сокрушаясь на родителей, на все выходные укатившим к друзьям в соседний город. И теперь мне грозит суббота в темноте наедине с собой любимой.

13:00 

Наброски

Каждый день что-то происходит в мире. Конечно: ведь мир не статичен. Он движется и меняется каждую секунду. Пока ты сморкаешься, лежа больной в постели, в другой стране, другом городе, другой улице, в другом доме на 10-м этаже в N-ой квартире кто-то забыл выключить газ или на областной автостраде автомобиль вылетел в канаву; рухнул самолет, поезд сошел с рельс или кто-то просто сел на кнопку – изменения бывают разные, не всегда заметные, часто на них просто не обращаешь внимания. Но любой процесс не бесконечен: существует только одна бесконечная величина – изменчивость.
И только благодаря ей, человек способен чувствовать, познавать и осознавать окружающее. Без перемен было бы скучно, серо и однообразно. Исчезла бы необходимость реагировать на новые раздражители, погибла бы сама суть эволюции. И сотни лет подобной жизни привели бы к одному: крохотное изменение в обычной жизни стало бы причиной глобальной катастрофы. возможно сам род людской перестал бы существовать. Не изменяясь, не прогрессируя мир не способен существовать.


Интересно способна ли я написать рассказ? Да такой рассказ, который мог бы понравиться мне самой в первую очередь. Мне всегда нравились слова, нравились писатели, способные эти слова превращать во что-то большее. Далеко немногие из тех, кто пишет, способен меня заинтересовать. Каждое предложение - это шедевр, шедевр в той мере, на сколько он способен удержать тебя у книги, ждать следующей страницы, глотать слюну от предвкушения или задерживать дыхание в ожидании нового развития. Власть слов – это не миф. Миф – это власть слов. Мифы настолько глубоко укоренились в сознании людей, что тяжело их с корнем выдернуть. А почему? Да потому, что кто-то смог рассказать так, что слова стали образами, единым организмом, способным дышать, двигаться и меняться.
И как после этого не любить слова и как написать так, что бы и твои слова стали образами. Я боюсь писать только по одной причине: боюсь, что все написанное мной будет нежизнеспособно, или уродливо. Поэтому взявшись что-то писать, часто бросаю.
Любой рассказ - откровение. Откровение моей души просится наружу, на бумагу. И тогда когда ты готов излить все то, что накопилось в твоем теле (ведь слова в каждой клеточке твоего тела), приходит следующий вопрос – а про что ты хотел бы написать? Ведь не так уж и много ты знаешь, ты готов делиться своими мыслями – а разве есть отличие от мыслей других в написанном тобой. А даже если и нет, может кто-то не хочет, что бы о его мыслях знали другие, может это его – сокровенное, а я взяла, да и рассказала. Буду ли я неправа?
В любом случае, нужно пробовать, ведь так? Если не пробовать, не пытаться – это станет моей статичностью и тогда, та бесконечная величина, что зовется изменчивостью, обойдет меня стороной. А результат этого мне известен. Как не грустно это осознавать, но пробую писать я даже не из-за боязни, а скорее от безысходности.
Во мне много желаний, а желаниям ведь нужен выход, т.к. я не могу осуществить их, стоит о них написать. Вот и вся причина.

16:33 

Уже второй день мучаюсь над созданием дневника. Сцелбю забить на него через некотрое время)
Груустно осозновать, что все быстро надоедает, хотя хочется что бы нравилось и не проподало((

Версия D

главная